Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Сканлейт

Тёмная сторона сканлейта

Искусство перевода

В своё время фансаб прошёл стадии «фанаты работают для фанатов» (старые добрые дни VHS), «фанаты работают для удовольствия» (время форматов rm, asf и vivo), «фанаты сопротивляются коммерциализации» (время спидсаба и рипов с DVD) и, наконец, «фанаты не мешают бизнесу» (настоящее время). Похоже, перевод манги движется тем же путём. Конечно, эти стадии немного перехлёстываются, и сложно сказать, где конкретно мы сейчас находимся, но обильные релизы и соответствующее качество намекают, что в настоящее время имеет место комбинация последних трёх из них.

По мере того, как сканлейт развивался от перевода танкобонов (антологий, коллекций) к переводу отдельных глав из ежемесячных или полумесячных журналов, группы быстрого сканлейта, принося качество в жертву количеству, начали делать то, что раньше казалось невозможным: они сформировали отношение не только к сканлейту, но и к официальной лицензионной продукции.

Надеюсь, для того, кто владеет японским языком, мои аргументы будут иметь немного больший вес, чем жалобы первого попавшегося посетителя манга-форума, но пришло время сказать неприятную правду: язык, в основном используемый в современном сканлейте, даже рядом не стоял с английским. С появлением же групп быстрого сканлейта, качество перевода упало так низко, что мы уже видим бессвязные фразы в современной, официальной, лицензированной, распространяемой в англоязычной стране продукции, за которую мы заплатили деньги. Это стало возможным потому, что мы все приучили читателей сканлейта к этому бессмысленному английскому. Мы несём коллективную ответственность за то, что подобную литературу не воспринимают всерьёз. Ведь если ты даже не постарался как следует что-то перевести, значит это что-то не так уж много для тебя и значит.

Как до этого дошло?

Фактически, наша ошибка в том, что мы считаем, будто энтузиасты переводят мангу с японского на английский. И тут мне необходимо кое-что объяснить.

Сравнительно легко переводить слова. Если мы не знаем, как точно переводится то или иное слово, мы открываем словарь или просим того, для кого этот язык родной, помочь нам найти альтернативные значения, наиболее подходящие для перевода данной конкретной фразы. В результате мы обычно получаем связное предложение.

Но история в манге не состоит из отдельных предложений, это не бегущая строка. На самом деле она состоит из предложений, связанных повествованием, и перевод должен сохранять это повествование. Любой другой способ перевода ущербен изначально.

«Повествование» — это совокупность лежащих в основе произведения идей и замыслов, которые в первую очередь и сподвигли кого-то написать само произведение. Повествование превращает набор фраз в текст, а его отсутствие превращает их в беспорядочную кучу. Если вкратце, повествование — это то, что автор хотел сказать, а не те слова, которые он для этого использовал. Собственно, присутствие или отсутствие видимого повествования и позволяет нам судить, справился ли переводчик с переводом, и переводчик ли он вообще.

Тут-то и загвоздка.

То, к чему все привыкли

В процессе длительного соблюдения одних и тех же правил, производители и потребители находят общий язык. Звучит сложновато, но суть в том, что если, например, группа людей говорит «дэсу» в конце каждого предложения, через некоторое время они перестают замечать, насколько это нелепо, и начинают воспринимать эту присказку как нечто само собой разумеющееся. А когда люди, не входящие в данную группу, отмечают эту особенность, первые защищают её как группообразующую ценность. У американцев такой ценностью является владение огнестрельным оружием, у канадцев — использование «eh», у сканлейтеров — разновидность бессмысленного английского…

Если вам кажется, что английский, который используют сканлейтеры, правильный, и вы недоумеваете, в чём же проблема, позвольте мне кое-что вам объяснить. В мире сканлейта перевод начинался с любительщины: люди хотели читать мангу, так что перевод ниже среднего годился. Людям хотелось хоть как-то приобщиться к манге, и, пока можно было приблизительно понять, что происходит, плохой английский годился для этой цели.

И всё было замечательно.

Однако сейчас перевод манги — серьёзный бизнес. Масса сканлейтерских групп замечают, что их перевод лучше, чем у других групп, и начинают гордиться своим качеством. В этом корень проблемы: если вы гордитесь своей работой настолько, что считаете её лучше, чем у других, может быть пора отбросить аргументы типа «людям нравится» и действительно начать делать то, что вы должны были делать с самого начала: переводить с японского на английский?

Примеров бессмысленного английского тьма. Возьмите любую главу переведённой манги и вы наверняка наткнётесь на что-нибудь, в диапазоне от лёгкого оскорбления английского языка до изнасилования и убийства с отягчающими обстоятельствами, с кровавыми следами знаков препинания и меловым контуром того, что когда-то было языком.

В чём же ошибка перевода?

Много в чём. Есть масса вещей, которые переводчик должен иметь в виду и избегать любой ценой:

1. Идиоматические конструкции не переводятся буквально.
2. Фразы нельзя переводить в пределах «пузыря», потому что они разбиты так, как их принято разбивать в японском, а не в английском.
3. Слова, которые уже подразумеваются, из переведённого текста необходимо исключать.
4. Склонения, спряжения и времена у глаголов должны передавать те же грамматические конструкции.

Японский и английский — два разных языка. Звучит банально, но люди слишком часто не понимают этого, когда переводят японское предложение дословно и ставят на этом точку. В результате английский перевод оказывается каким-то уж слишком многословным. В манге часто можно встретить фразы типа «даже достигая успеха, это может стать для нас проблемой», хотя это совсем не английское предложение (и не русское прим. пер.).

Некоторые могут мне не поверить. Даже если вы совсем не читаете сканлейт, вы можете усомниться в моём заявлении. Ведь, как ни крути, в процитированной фразе используются английские слова, и вы можете догадаться, что она означает.

Однако (и это существенно) правильный английский не требует, чтобы вы «догадывались». Настоящая, живая английская фраза понятна именно потому, что это живой язык. Нет никакой необходимости догадываться о смысле слов, потому что сам их порядок сразу же показывает, как их следует понимать. Располагая их иначе только потому, что оригинальная фраза была не на английском, мы получаем неестественное предложение, которое, скорее всего, трудно будет воспринимать. Книга «Полная иллюминация» (Everything is Illuminated, 2002) Джонатана Сафрана Фоера написана от лица человека, не говорящего на английском, который использует английские слова для общения, и читать её безумно мучительно.

В современной литературе эта книга может добиться успеха, потому что литературные редакторы следят за качеством английского языка. У вас не получится опубликовать фуфлыжный фанфик или пост из блога в том виде, в котором «автор его создал». Этому автору лучше как следует поучиться писать, чтобы создать у читателя ощущение повествования. Из этого следует, что если вы напечатали роман на исковерканном английском, то на это есть веская причина. У Джонатана Сафрана Фоера такая причина была.

В сканлейте всё ровным счётом наоборот: качество перевода, которое позволяют себе руководители групп, настолько низкое, что читатели едва понимают, о чём идёт речь, в то время, как причин делать хороший перевод очень и очень немного.

Разбор

Прим. пер.: Разбор английской неправильной фразы не имел бы в переводе никакого смысла, поэтому я поменял фразу на аналогичную русскую и разбор переписал с точки зрения русской грамматики. Фактически, эта часть целиком переписана «по мотивам» оригинального разбора.

Давайте внимательнее взглянем на процитированное выше «даже достигая успеха, это может стать для нас проблемой». Допустим, это перевод японской фразы «しても難しくなるぜ». Предложение на русском практически буквально повторяет грамматику японской фразы, но хороший переводчик переводит не фразы, а то, что они означают. И делает он это с использованием слов и конструкций, которые имеют смысл на языке перевода, а не тех, которые ближе к языку оригинала.

Предложение на русском языке русское не потому, что в нём используются русские слова, а потому что оно составлено с использованием правильной русской грамматики. Конечно, термин «правильная грамматика» субъективен, но давайте будем считать, что «правильно» — это то, что профессиональный редактор не посчитал бы неправильным. Так что в нашем конкретном случае мы можем выделить как минимум четыре неправильных момента.

1) Неправильное использование деепричастного оборота;
2) несогласованные глаголы;
3) нарушена логика словоупотребления;
4) лишнее местоимение.

Правильный перевод этой фразы мог бы выглядеть так: «Даже в случае успеха нам будет нелегко».

Почему именно так? Во-первых, сам деепричастный оборот употреблён неправильно, поскольку синтаксическая структура относит его к подлежащему «это», чего, очевидно, быть не может. Во-вторых, по своей природе деепричастный оборот — это указание на одновременность одного действия по отношению к другому. И тут становится очевидна несогласованность форм глаголов, определяющих эти действия: несовершенная форма у «достигая» и условное наклонение совершенной формы у «может стать». В-третьих, «успех» в русском языке имеет смысл в совершенной форме, как свершившийся факт. Поэтому глагол «достигая» необходимо заменить на что-нибудь в совершенной форме. Например, на выражение «в случае успеха». Этим мы решим все перечисленные проблемы. В-четвёртых, обтекаемое японское выражение «может стать для нас проблемой» в русском языке необходимо более точно обозначить предмет, не довольствуясь тем, что он определяется контекстом. Слово «это» появляется каждый раз, когда в японском языке местоимения нет, в русском оно должно быть, а переводчику лень подумать. Суть фразы в том, что легко не будет ни в каком случае, поэтому так и надо сказать.

А мне-то что делать?

Я отлично понимаю, что сейчас вы читаете и недоумеваете, а стоит ли так анализировать каждое предложение, если смысл примерно такой же? Но проблема не в том, что вы, как читатель, не можете понять о чём речь, проблема в переводчиках. А именно, в тех из них, которые не удосужились научиться переводить. Хороший переводчик учится анализировать, что он делает с переводом:

Что у меня получится на английском, если отвлечься от буквального прочтения японской фразы?

1. Не использовал ли я лишних слов, которые и так подразумеваются, если отвлечься от буквального прочтения японской фразы?
2. Не упустил ли я слов, которых требует идиоматическое выражение, если отвлечься от буквального прочтения японской фразы?
3. В правильном ли порядке идут слова, если отвлечься от буквального прочтения японской фразы?
4. Использовать ли мне местоимение или существительное для заполнения пробела в контексте, если отвлечься от буквального прочтения японской фразы?
5. Правильно ли я использую склонение, спряжение и время английских глаголов, если отвлечься от буквального прочтения японской фразы?
6. Связана ли эта реплика с предыдущим предложением или нет, если отвлечься от буквального прочтения японской фразы?

Здесь самое важное условие: «если отвлечься от буквального прочтения японской фразы». Хороший переводчик выдаст самодостаточный текст, не нуждающийся в оправданиях типа «я знаю, это режет ухо, но иначе невозможно передать, что было в японском». Переводчик берёт мысль из одного языка и выражает её средствами другого. Если мысль не может быть выражена средствами языка перевода, а такое случается, эта проблема решается написанием альтернативного текста, содержащего аналогичную мысль, а не использованием противоестественных конструкций исключительно с целью подражания языку, которого читатель всё равно не знает.

Конечно, вы можете положиться на редактора или корректора (это, строго говоря, разные люди; редактор следит, чтобы логика повествования не нарушалась, а корректор проверяет, нет ли грамматических ошибок), но некоторые проблемы надо решать с самого начала. Хороший редактор может сделать из плохого перевода хорошую историю на английском, однако она уже не будет переводом. Даже лучший в мире редактор не сможет превратить плохой перевод в хороший. Всё, на что он способен, это исправить ваш английский, поэтому если вы переводчик, то следить, чтобы перевод был хорошим, легко воспринимаемым английским текстом, — ваша первоочередная задача. Редактор нужен не для того, чтобы вылавливать ваши ошибки, для этого существуют другие переводчики.

И что мне с того?

Я знаю, многие скажут: «Мы занимаемся этим ради удовольствия, чего ты нудишь, чтобы мы старались?» На это у меня только один ответ: для вас это может быть развлечением, а для всех остальных — полной хернёй.

Да-да, именно так.

Не поймите меня неправильно, делать что-нибудь «для развлечения» нормально, пока ты не делаешь вид, что когда получишь работу переводчика, ты начнёшь работать лучше. Потому что ты не начнёшь.

Конечно, на свете существуют хорошие переводчики. Есть таковые и среди сканлейтеров, которые получают потом работу в области перевода и трудятся на славу. Снимаю шляпу перед этими людьми, они работают по совести. Но, и это относится к любым творческим профессиям, они стали хорошими переводчиками не после того, как получили работу, а с самого начала ими были.

Музыкант становится хорошим до того, как индустрия возьмёт его на борт, а художник должен научиться рисовать прежде, чем начнёт продавать свои картины. Если ты фиговый художник, то, при прочих равных, оплата твоей работы не заставит тебя волшебным образом использовать арсенал приёмов хорошего художника. Рисовать ты будешь так же. Только теперь, достоин ты этого или нет, ты будешь получать за это деньги. А значит, отныне ты можешь больше не слушать критику, поскольку твоя зарплата подтверждает качество твоей работы.

Нет, не подтверждает.

Фактически, и это очень печально, люди имеют склонность оправдывать свою халтуру заработанными деньгами. Вместо того, чтобы стремиться достигнуть совершенства в своём деле, они прилагают все усилия к зарабатыванию денег и не стремятся улучшить свои навыки, поскольку им платят и так.

И вот невесёлый итог: хреновые переводчики, которые раньше упражнялись на сканлейте, устраиваются работать в издательства манги, такие как Viz или Dark Horse, и переводят для них так же хреново, как переводили прежде. Более того, это печатают! Да, даже переводчики манги за деньги делают плохой перевод, потому что они были плохими переводчиками до того, как их наняли, и они не стали лучше после этого события, потому что никто от них этого не требовал.

Тонкость в следующем. Этих людей нанимают, потому что запросы аудитории были изначально невысокими. Сканлейт приучил читателей, что бессмысленный английский не просто приемлем, но является золотым стандартом. Переводчиков для лицензионной манги нанимают тоже соответствующей компетентности. Поскольку сканлейт приучил аудиторию к низкому качеству, издатели выбирают работников, следуя принципу «покупатели всё равно купят и прочитают».

Нижняя планка стандарта такова, потому что мы переводим «для удовольствия» и формируем индустрию, в которой бездарность вознаграждается нашими же собственными деньгами.

В заключение

Перевод — это искусство. Делаете вы его бесплатно или делаете вы его за деньги — вы в любом случае делаете его для читателей. Интернет сейчас позволяет публиковать что угодно, что, на ваш взгляд, может понравиться другим, но в то время как критика творчества в интернете — вещь стандартная (имиджборды кишат подобными примерами, а Ютуб заполнен исполнителями, прислушивающимися к отзывам аудитории), для переводов она почему-то не годится (надеюсь, только пока).

Легко заметить, что рука на рисунке выглядит неестественно, или услышать, что последовательность аккордов в песне «звучит неправильно», но чтение перевода и сравнение его с оригиналом — это большой труд. И реальность такова, что отсутствие негативных комментариев по поводу вашего перевода ещё не означает, что никто ничего не заметил. Это означает только то, что вы вырастили аудиторию, которой уже наплевать. Вас, по большому счёту, не воспринимают всерьёз, потому что «ну а какая разница.»

Поэтому, пожалуйста, будьте критичны к самим себе. Слушайте любого, кто указывает вам на ваши ошибки в переводе, потому что единственный способ учиться — это учиться на ошибках. В отличие от физически упражнений, вы не станете переводить лучше, если будете переводить много. Вам нужна обратная связь, чтобы узнать, что вы сделали не так, иначе вы будете раз за разом повторять одни и те же ошибки. Если вас не поправят, то каждый раз, когда вы натыкаетесь на оборот, который однажды уже перевели неправильно, вы будете переводить его так же, усугубляя ошибку. Активно ищите тех, кто укажет вам на ваши недочёты, потому что если вы будете сидеть и ждать отзывов на свою работу, вы не вырастете над собой никогда.

Читайте. Читайте английские и японские книги, чтобы понять, что хорошо звучит на английском, а что хорошо — на японском. И самое главное, осмысляйте разницу между одним и другим. И тот, и другой — языки общения, которыми передаются мысли. Так как бы вам получше их передать? То, что в одном языке используется условный оборот, совсем не значит, что вы обязательно должны использовать условный оборот в другом, если смысл высказывания не предполагает буквального выбора. Перевод — искусство делать заключения, а это совсем не просто.

Что я могу ещё сказать на прощание… Mangahelpers.com — многообещающий проект, предлагающий переводчикам площадку, где они могут получить отзыв на свой перевод, и сотрудничать с издателями в условиях сосуществования сканлейта и лицензионной продукции. Но с вашей стороны тоже необходимы усилия.

Согласны ли мы, что манга настолько неинтересная вещь, что ни нам, ни индустрии нет смысла заботиться о качестве её перевода? Ведь если ничего не ждёшь, то любая халтура устроит.

思いやり人になれ。

Спасибо за внимание.

Майк «Помакс» Камерманс, nihongoresources.com

Ссылка на оригинальную статью.

Необходимое послесловие.

Статья была написана в 2009-м году, но и сейчас отражает некоторые тенденции как в американской индустрии (о которой идёт речь), так и в российских реалиях.

Проблема притока плохих переводчиков в российскую манга-индустрию стоит не так остро. С одной стороны, плохих переводчиков хватает и без сканлейтеров, с другой стороны, большинство сканлейтеров переводят с английского, что проще, а те, кто переводят с японского — явно не худшие, хотя бы потому, что зашли так далеко. Я чаще встречаю японизмы в переводах с английского, чем с японского, что свидетельствует о действительно плачевном состоянии дел в анлейте. Зато у российских манга-издателей больше проблем с хорошими редакторами, чем у американских.

Вопрос воспитания аудитории настолько же злободневен для нас, как и для них. Временами приходится читать исключительную халтуру, но основной аудитории это не мешает, потому что они, как верно замечает автор статьи, видели и не такое, и вполне к этому привыкли.

Мне трудно судить, сбылись ли ожидания Майка по поводу площадки для воспитания переводчиков манги. На самом известном российском сайте, посвящённом сканлейту, разборы переводов с японского — скорее тоненький ручеёк, чем полноводная река.

Со своей стороны хочу поблагодарить всех за внимание.


Категория: Сканлейт | Добавил: rosemirror (07.04.2012)
Просмотров: 1788 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вверх
Вниз